:: RSS подписка ::
CHUR (.ua)

Интервью с групой ЧУР было взято перед началом концерта в Хмельницком, 7 декабря на Metal Point Fest.

Вы только недавно записали сплит с группой «Опричь». Как Вы нашли эту группу? Как проходила работа? Довольны ли Вы результатом? Что появилось нового в Вашем звуке?


Юра: Я его еще не слышал (смеется).
Женя: Один знакомый парень – Сергей, подкинул мне запись группы Опричь. Понравилось. А потом от них по e-mail поступило предложение. Мы подумали, что хорошая команда – почему бы и нет. Все просто.
Юра: Вот то, что я слышал, это как бы более «темная» сторона ЧУР.
Женя: Я честно предупреждал, что многим не понравится. Вот Опричь – более блэковая команда, а мы – более фолковая. Мы решили поменяться местами. Странно получилось – как бы все наоборот.

Такая концепция будет дальше продолжать развиваться или это было только экспериментом на сплите с Опричь?

Женя: Там Сережа предлагал сделать сплит с европейской командой, но он так и остался в планах. Я больше не потяну на сплитах.

ЧУР и дальше будет таким «злым» или вернется к фолковым мотивам?

Женя: Если есть Mayhem, Emperor – то зачем? Мы до сих пор еще под впечатлением. Если надо – используем блэковые мотивы в новом альбоме, они там хорошо ложатся.

А теперь поподробнее о новом альбоме. Какие песни туда войдут?

Женя: все новые песни в вконтакте в группе висят. В альбоме будет 10 песен, но может только порядок поменяться.
Юра: Сегодня вы сможете услышать почти все.

Получается, будет три песни с дебютного альбома?

Женя: две песни вообще никто не слышал.

А почему тогда вообще нету вещей с первого альбома «Брате Вітре»?

Женя: я с дуру перевел их в wave, а midi не осталось. То есть мне заново надо набирать барабаны, дудки. Одна только «Сура» осталась – я не поленился набрал её вручную.

С каким лейблом думаете работать и где записываться?

Женя: ну как думаем. Нам порекомендовал Eisenslav из Kroda немецкую компанию Hammermark Art. Списались – вроде нормально. Поживем – увидим. Обещали переиздать первый альбом, но пока ничего

Чур создавался как студийный проект. Когда пришла идея набрать музыкантов и есть ли они полноправными участниками группы или выступает в роли сессионных музыкантов?

Женя: Вместе в записи альбома с самого начала. Случилось все очень просто – Сергей начал проводить свой фестиваль Сварогово Коло, на котором я был, мне очень понравилось. А на второй я уже участвовал, правда вышел на сцену один. Раз уж начал – нужно доводить до конца. Сначала думал, что ничего не выйдет, так как Вика очень занята и уровень её значительно выше нашего, а без её голоса – никак. К моему удивлению она согласилась.
Юра: а я банально увидел на странице ЧУРа в вконтакте, что группе требуется бас-гитарист. Но я и до этого был знаком с Женей. Предложил свои услуги и вот сейчас работаем.
Женя: Человек хороший просто. Как-будто там был какой-то кастинг... Юра: Просто была одна проблема – расстояние.
Женя: Расстояние не проблема – высылаются минусовки и работают. У нас вообще не было совместных репетиций, за исключением одной в Херсоне, но и её можно и не считать.
Вика: я его вообще первый раз увидел в Москве на фестивале. Главное желание у человека есть. Встретились, пообщались и как будто 100 лет знакомы.
Женя: тут люди в Херсоне не могут до репетиции добраться, а человек в Виннице сел, разучил.

Вы уже не первый раз слышите этот вопрос: занимаетесь ли вы упражнениями для развития вокала? И есть такое мнение, что курение и употребление алкогольных напитков пагубно влияет на голос. Употребляете ли Вы «допинг» перед концертом?

Вика: я пою давно, но к своему стыду – не распеваюсь. Но народники-фольклористы могут без этого обходиться. Ну вот допустим, когда у нас может быть прямой эфир на ТВ в 7 утра и надо петь, оперные певцы говорят: «Как? Голос до 10 утра спит», а у нас он просыпается, когда нам надо. Насчет алкоголя… я бы сказала, что только в экстренных ситуациях. Если попустим несмыкание и надо вот сейчас выступать, то вот буквально ложечка коньяка, но усугублять нельзя потому, что потом обратный эффект идет. Вот в данный момент я уже неделю с температурой и не как не могу выздороветь, но стараюсь пока не прибегать к подобному методу лечения. Стараюсь лечиться травками, народными методами.

Кто в Вашей группе пишет тексты и музыку?

Вика: автор и идейный вдохновитель, исполнитель и все-все-все остальные винтики, на которых держится группа – вот на Жене.
Женя: та ладно, Вика…
Юра: на самом то деле автор музыки и текстов, та и вообще всей концепции ЧУР, отец Чура, та и собственно сам ЧУР – Женя.
Женя: та ладно, я ж не могу сам грамотно расписать драммовою партию, так как я не барабанщик, я не могу басовую – потому что я не басист. Вот мы с Викой начали вместе репетировать, и мы заметили, что не можем вокальные партии записать. Один человек не может делать все хорошо. Каждый должен делать то, что у него получается хорошо. Если по басу, так сразу к Юре – к мастеру своего дела. Если по вокалу, то Вика даже походу репетиции дает свои советы. Так что нельзя сказать, что тут все делает один человек.
Вика: Но все равно идейный вдохновитель, зачинатель, основа всего…
Женя: когда я сам писал первый альбом, и когда уже с коллективом – чувствуется разница.

А почему Вы пишите именно такую лирику? Является ли это влиянием определенного сорта литературы?

Женя: Да, конечно. Я увлекаюсь историей. От истории уже формируется мировоззрение, а от него – взгляды, а потом в душе все накипает: «Дайте, люди, высказаться!»
Вика: Он знает много, чего не знают многие, поэтому бывает очень интересно послушать его рассказы. Даже в Москве перед выступлением, когда он начал рассказывать историю создания песни – я просто заслушалась.

Теперь вопрос по поводу первого альбома: там есть три кавера – «Вербовая дощечка», «Богатырская сила» и «Гер Манелиг». Как Вы пришли к последним двум каверам и почему избрали для своего альбома?

Женя: знаешь, как у детей бывает: так нравится песня, ну так нравится, как бы хотелось её сыграть, так и здесь. «Богатырская сила»… У родителей был коричневый проигрыватель, сбоку сеточка – там динамик стоит. Вот я научился на последнюю ставить и играла «Богатырская сила», на которую я переставлял вновь и вновь.
Вика: то есть это мечта детства была.
Женя: с «Гер Манелиг» тоже. Он и у In Extremo, и у Garmarna, и у Haggard, ну и вообще классная песня. Мне стало интересно: о чем он там поет. Сергей перевел, а мы сыграли. Просто нравится. Ни каких там идеологий.

Вы сделали новый кавер на песню Темнозорь «Диб-Дуб-Сноп». Будет ли он в альбоме?

Женя: Нет, он будет только «вживую» исполняться. Авторские права там, мало ли. Но он будет исполняться в отличии от оригинала на украинском языке.

На втором альбоме резко изменилась манера исполнения, да и сам вокал в принципе. Что там был за эксперимент?

Женя: это был Харис Ганеевич Ширинский. Мы записали первый альбом, я принес его домой, жена слушает и говорит, что есть проблемы с вокалом. Тогда я пошел Харису Ганеевичу. А первом альбоме, я такой, какой я есть, а на втором уже после занятий. Он очень быстро ставит вокал.
Вика: он действительно влюбленный в свою профессию человек. Он единственный в Херсоне, кто преподает мужской вокал, потому что в основном все ставят женщины.
Юра: так что еще раз подтверждаю тот факт, что недостаточно одного желания, нужно подкреплять это стремлением к самоусовершенствованию – достигается высокий результат.
Вика: у меня школы как таковой не было. У меня просто практика. Ко всему дошла своим путем и Харис Ганеевич говорит, чтобы я не вздумала ни у кого учиться – делать неправильно (смеется).

Сейчас Вы занимаетесь музыкой профессионально, а когда Вы начали заниматься ею не профессионально – то есть для себя. Когда Вы открыли в себе музыкальный талант?

Вика: ну я, допустим, начала петь с 5 лет. Я окончила Херсонское Училище Культуры, а мне там сказали: «Ты и так поешь, зачем тебя учить». Вот так вот с детства приучили, никто мною не занимался. Бывало, звонили и говорили, что завтра концерт – ты поешь. Поэтому меня и Женя приучил к тому, что ни нот, ни ничего – хотя я в принципе знаю нотную грамоту. Оно легче ориентироваться, где вверх, где вниз идет мелодия, а тут все на ощупь. Походу репетиций пробуем разные варианты. Например, «Диб-Дуб-Сноп» мужская песня, но мы её переделали так, что теперь и я могу её петь.
Юра: что я могу сказать по поводу своих воспоминаний, так это то, что Женя вначале 90-ых, один из первых людей в Херсоне, кто начал исполнять Black Metal и все остальные стили на достаточно высоком уровне. Что еще в середине 90-ых Женя после армии играл Burzum на гитаре.
Женя: Стас(Nergal) начал первым, я чуть-чуть позже после армии присоединился. Так что все лавры ему.
Вика: А я, честно говоря, ни так давно немного начала петь «попсу». Дело в том, что я этим летом на круизном пароходе пела, потому пришлось исполнять все подряд. «Be same mucho», какое там. Я привыкла знать, о чем пою, а это для меня набор слов.
Женя: школу на пароходе не все звезды, всякие там титулованные, продут – каждый день вживую петь!
Вика: там такая фишка получается, что там нужно петь и на поляне, целый час, вживую, и на концертах. Но то, что я буду в металле – я никогда не могла себе такого подумать (смеется).

Как Вы прокомментируете то, что Ваша музыка начинает приживаться в Европе?

Юра: Потому что музыка на самом деле сама по себе оригинальна. И в Украине аналогов как таковых нет. Даже если смотреть рецензию на наш альбом журнала «Terroraiser», там очень хорошо подмечено, по сути, не folk metal, а фолк сыгранные на метал-инструментах. Я считаю, что такая музыка будет распространяться, она и будет, так как это этническая музыка, а не эта, ме́йнстрим – это интересно. И кто это захочет, тот найдет.
Женя: знаешь и ты прав, вот смотри: если сейчас кто-то «виснит» на какой-то волне ¬– это все проходит, а фолк такая нища извечная…
Вика: «Це наше коріння».
Женя: Я чем дальше, тем больше буду становиться старым «пердуном» и не смогу эти новые моднячие вещи придумывать. А в фолке можно «вариться» в любом возрасте.
Вика: тем более, если вслушаться в тексты, то они имеют смысловую нагрузку, заставляют о чем-то задуматься, «на щось спонукають». Я когда в первый раз слышала, мне это почему то напомнило былинные, напевные рассказы. Страданий в жизни и так хватает, а мы работаем в том направление, что бы улыбаться и нести позитив.

А какая группа повлияла на ваше звучание? Ориентируетесь, на какую-то группы? Вы под кого-то «косите»?

Женя: получилось сначала даже противно. Мне нравится такое, значит такое будем играть. Сначала мы ориентировались на группу Nokturnal Mortum, половина нравилось, половина – нет, мы хотели, чтобы голос был другой и немного современней. Большинство наших славянских Pagan metal групп делают упор на скрим и гроул, и в меньших случаях можно услышать чистый вокал и то эти группы можно перечислить на пальцах.

Значит, вокал ставился как «фишка» группы или изначально так получилось?

Женя: ты видел когда-нибудь этническое мероприятие, где народ слэмится или орут гроулом. У нас так не принято, а вот в Норвегии вполне нормально, когда взрослые мужики что-то подобное вытворяют, но как мне кажется – это немного не этнично.
Юра: скрим или гроул не используются как какая-то историческая принадлежность. Это просто группы, которые стараются более выделить свой текст. Вот, например, у Жени философские тексты, то есть текст, который заставляет задуматься, а более боевые тексты подходят более к взрывной музыке. Вот в такой группе, как у нашей, вокал заставляет расслабиться, а тексты – задуматься. А вот в такой группе, как Аркона, хочется взять меч в руки, подорваться и бить кому-то морду.

Откуда Вы черпаете свое вдохновение?

Женя: я уже «обчерпался» всего на свете. Сейчас только смотрю телевизор, чтобы знать, что в мире происходит уже глазами современного человека, чтобы это можно было воплотить в новом альбоме.
Вика: «Тільки не сумними рядками».
Женя: новый альбом будет называться «Лихо».

Есть ли симпатия к современной истории, к тому же казачеству?

Женя: все это последствия. Грубо говоря: был момент перелома, что мы сейчас в принципе и пытаемся передать в своих текстах. Если смотреть в историю, Украина была и под теми, и под этими – все это последствия. И сейчас это все тоже последствия. Был один клуб, был другой клуб, был сформирован определенный опыт людей, люди жили сами для себя, им некто не мешал жить в мире с животными и растениями, но потом пришла политика, где они была прописана определенная идеология и цели… Вика: жили для того, чтобы выживать. Женя просто черпает свое вдохновение из истоков, а то, что уже дальше…
Юра: как по мне, в творчестве тех же самых DUB BUK и некоторых альбомах DRUDKH достаточно спето о войне…
Женя: мне кто-то писал в «Вконтакте», почему нету ни одной песни о УПА. Так я отвечаю: извини меня, если у нас есть живые ветераны, которые прошли через это и сейчас пишут, рассказывают, и вдруг появится какой-то пацан, который собирается об этом петь, ничего не видя и не проходя всего этого ада, это вообще нормально (при живых-то ветеранах)? Я вообще как бы против этого – мы там не были, мы этого не видели, так что…

Вы не собираетесь заняться сольной карьерой?

Женя: зачем? Вот у Вики давно уже сольная карьера, так что спасибо ей, что участвует в нашем проекте.
Вика: это все равно как на пароходе ко мне подходит француженка со своей переводчицей и спрашивает: «Вика, а почему у тебя нет своего диска? Я б у тебя сразу три купила». А что я им на это отвечу? У меня нет денег, чтобы записывать и переводчица сказала ей что-то на французском, мол у меня нет времени.
Юра: В следующий раз можешь им диски Чура продавать (смеется). Мне как музыканту приятно играть такую музыку. Многие удивляются, что я играю folk metal, потому что я известен по другим группам, кардинально отличающимся от этого стиля.
Вика: Но в любом случаи это хороший опыт.
Женя: Я думал, что Вику это испугает…
Вика: Но я особо не слушаю такую «громкую» музыку, но так ничего – тоже интересно. Я не считаю это черным или белым, все краски должны быть разными. Юра: Но комментарий по поводу нашего концерта в Москве были только положительными.

А будет ли сегодня какое-то постановочное шоу?

Юра: ну, шоу сомневаюсь…
Вика: ну на шоу, честно говоря, у нас нет сейчас материала, по крайней мере, такого как у нас был в Москве, когда мы там выступали. Для меня было приятным удивлением, что там собралась такая большая публика. И они даже нас на удивление хорошо воспринимали, тогда были некоторые нюансы, говорят: «пани сваряться у холопів чуби летять», но мы же не причем. Помню перед тем, как выступали их родные группы, народ орал «РОССИЯНЕ!!!», а потом мы выходим и говорим: «Добрий вечір, Росія. Привіт, брати-слов’яни». Ну а что здесь такого? Мы все славяне и зачем там разбирать кто там русский, кто украинец.
Юра: люди очень хорошо восприняли наше выступление!
Вика: потом ребята молодые подскочили после концерта за автографами и фотографироваться. Говорили, что очень хорошая группа, приглашали еще выступать. После концерта мы сделали определенные выводы, например руки в толпу не нужно в толпу давать: девочка крикнула: «Дай тебя за руку подержать!», но я по своей доброте душевной и наклонилась к ней, а потом вижу одна рука, вторая уже тянут меня со сцены, думаю: «Нет, хочу на сцене остаться, песню еще нада допеть».

Какая песня с уже написанных Вам нравится больше всего?

Вика: нравятся все песни потому, что это наши дети.
Женя: Ну, вот репетируешь, репетируешь, бывает и надоедает. Разве могут уже все нравиться? Когда первый раз играешь вроде бы все нормально, а потом когда часто начинаешь играть, то и замечаешь некоторые погрешности. Вот когда только написал и играешь, то она еще нравится, у меня только одна такая есть из новонаписанных.
Вика: а вот мне, например, когда я пою одну и туже песню в разной обстановке и настроении – это все воспринимается по новому. Я не люблю петь под вот эти «плюсы/минусы» - это машинная монотонность. А вот когда в живую поешь, ты поешь по-другому – так даже приятней и никогда одну и ту же песню не споешь одинаково, так как это всегда выливается на тебя – реакция на слушателей, это ты все воспринимаешь моментально.
Юра: мое мнение, когда играешь песню, то среди них нет любимых, но когда часто играешь какую-то композицию – надоедает. Вот, я могу выделить для себя песню «Сура». Мне эта песня изначально нравилась, так как я знаком с её истоками. Из первого альбома мне очень нравится песня «Старец». А из новых очень красивая композиция, текст со смыслом – «Мати».

Планируется ли снимать видео на какую-либо песню?

Женя: да, планируем. У нас уже есть оператор. Идея уже давно летает, так что будем реализовывать.
Вика: идея пока летает, но пока никуда не приземлилась. Это как семя: пока зерно не попадет в землю – не прорастет. Вот когда начнет расти, тогда можно будет говорить и конкретно. Это будет концертное видео или постановочное?
Женя: это будет все совмещено.

Теперь не будем Вас задерживать, Вам нужно готовиться к выступлению. Спасибо Вам за интервью и творческих Вам успехов.
Bort/LeKot
  

(5643 Прочтено)   
:: Архив новостей ::
· Август 2017
· Июль 2017
· Июнь 2017
· Май 2017
· Апрель 2017
· Март 2017
· Февраль 2017
· Январь 2017
· Декабрь 2016
· Ноябрь 2016
· Октябрь 2016
· Сентябрь 2016
· Август 2016
· Июль 2016
· Июнь 2016
· Май 2016
· Апрель 2016
· Март 2016
· Февраль 2016
· Январь 2016
· Декабрь 2015
· Ноябрь 2015
· Октябрь 2015
· Сентябрь 2015
· Август 2015
· Июль 2015
· Июнь 2015
· Май 2015
· Апрель 2015
· Март 2015
· Февраль 2015
· Январь 2015
· Декабрь 2014
· Ноябрь 2014
· Октябрь 2014
· Сентябрь 2014
· Август 2014
· Июль 2014
· Июнь 2014
· Май 2014
· Апрель 2014
· Март 2014
· Февраль 2014
· Январь 2014
· Декабрь 2013
· Ноябрь 2013
· Октябрь 2013
· Сентябрь 2013
· Август 2013
· Июль 2013
· Июнь 2013
· Май 2013
· Апрель 2013
· Март 2013
· Февраль 2013
· Январь 2013
· Декабрь 2012
· Ноябрь 2012
· Октябрь 2012
· Сентябрь 2012
· Август 2012
· Июль 2012
· Июнь 2012
· Май 2012
· Апрель 2012
· Март 2012
· Февраль 2012
· Январь 2012
· Декабрь 2011
· Ноябрь 2011
· Октябрь 2011
· Сентябрь 2011
· Август 2011
· Июль 2011
· Июнь 2011
· Май 2011
· Апрель 2011
· Март 2011
· Февраль 2011
· Январь 2011
© 2002-2017 froster.org

HotLog